Персона

Андрей Елькин: «Мне бы очень не хотелось, чтобы на Лесной появился мусорный полигон площадью в 66 га»

#андрей елькин    #генплан    #мусор    #подмосковье    #полигон Лесная    #свалка    #серпухов    #Экология

Полигон ТКО «Лесная» закроется в декабре, но при этом он может вырасти вдвое

В конце сентября на заседании серпуховского совета депутатов шло голосование по новому Генеральному плану г.о. Серпухов. Генплан по итогу заседания был принят депутатами, но с оговорками. Речь идет о непонятном увеличении границ ныне действующего полигона ТКО «Лесная». Сейчас полигон занимает площадь 32,7 га и его планируют закрыть в декабре. Проектировщики, обосновывая свой проект предстоящей рекультивацией, прирезали к полигону дополнительную площадь в 33 га. Это вызвало вопросы со стороны депутатского корпуса, на которые представитель фирмы проектировщика не смогла дать ответы. Поэтому было принято решение дать фирме проектировщику два месяца для пересмотра пункта в Генплане по полигону на Лесной. Редакция Зебры Медиа в свою очередь обратилась за комментариями по этому поводу к известному в Серпухове экоактивисту-общественнику Андрею Елькину.

 

— В новом Генплане проектировщики хотят прибавить к действующему полигона ТКО «Лесная» примерно такую же территорию. Зачем это нужно, и к чему это может привести?

— В нынешнем проекте она именуется как СП 2 – зона объектов по обращению с отходами, а назначение земель — под рекультивацию полигона. У меня, в первую очередь, вызывает вопросы необходимость площади, равной площади существующего полигона. «Лесная» составляет 42 футбольных поля, т.е. 32,7 га. Почему-то под рекультивацию решили выделить еще 33 га. Таким образом, совокупная площадь составит порядка 66 га. Это, безусловно, не может не вызывать опасений, и очень много вопросов на эту тему задаётся. А ответов мало.

Так же непонятно абсолютно, почему вдруг проект, который был вынесен в конце прошлого года на публичные слушания, претерпел изменения, и именно в таком контексте, который он представляет собой сейчас.

— Представитель фирмы-проектировщика, обосновывая свой проект на заседании Совета депутатов, на все вопросы отвечал, что эти 33 га нужны для проведения работ по рекультивации. Это профанация, или такие виды работ действительно существуют?

— На юридическом языке это называется «лукавство». Я лично изучал материалы проектов по реконструкции и рекультивации полигона ТКО «Лесная», которые 18 августа выносились на публичные слушания, и там чётко заявлено – рекультивация полигона будет происходить в границах действующего участка. Соответственно, любые другие требования на данный момент являются совершенно необоснованными, потому что заказчик заказал проект, проектировщик его спроектировал, вынес на обсуждение, и в этом проекте нет ни слова о том, что для рекультивации полигона необходимы какие-либо дополнительные земельные площади. Я уже не говорю о том, что эти площади должны быть соседними с действующим полигоном.

— Депутаты обратили на это внимание, и это была основная причина, почему они не стали голосовать за этот пункт в Генплане, и отправили его на доработку на два месяца. Какие риски у жителей Серпухова могут возникнуть в связи с этим?

— Я не готов пояснить, так как не присутствовал на этом Совете, но я бы занял жёсткую позицию. На слушаниях в конце 2019 года по Генплану и ПЗЗ (правила застройки и землепользования, — прим. ред.), более 2000 человек выражали негативную позицию по вопросу того, что какие-то площади могут появиться вокруг «Лесной». И было отправлено более 2000 замечаний на эту тему. И я не понимаю, почему позиция депутатов на данном этапе стала такой лояльной. Да, они что-то отправили на доработку, но в решении Совета нет ни слова о том, чтобы в категоричной форме отказать принимать Генплан именно в такой форме, в которой он был представлен.

— То есть Вы допускаете ситуацию, что по истечении срока проектировщик принесут проект с незначительными поправками, и всё это «пролезет», полигон будет увеличен в два раза и внесён в Генплан?

— Тут я бы хотел немного вернуться назад, на несколько месяцев, в канун проведения публичных слушаний. Да, мы прекрасно понимали, что это режим пандемии. Я тогда еще выступал против слушаний по проекту, потому что я не вижу необходимости делать проект на полигон, который еще эксплуатируется. Чтобы сделать полноценный проект, надо полигон в первую очередь закрыть. А сейчас мы фактически бежим за давно убежавшей лошадью. Полигон еще загружается, а мы по нему проекты делаем. Я выходил с инициативой о том, чтобы либо эти слушания перенести, либо для всех желающих участвовать создать условия. И я обращался в Совет с этим вопросом, но понимания не нашёл. Это и зародило во мне сомнения в правильности, последовательности и результативности принимаемых решений.

Мои основные опасения базируются на понимании, что спустя два месяца ничего толком не произойдет, Генплан благополучно утвердится, и мы получим полигон в 66 га.

— Чем нам грозит негативное развитие событий?

— Старый полигон перегружен. Это может грозить тем, во что это вылилось на полигоне «Ядрово» в Волоколамске, на полигоне «Тимохово» в Электростали, на «Алексинском карьере» в Клину, где на фоне старых помоек появляются так называемые КПО (комплексы переработки отходов, — прим. ред.). Эти КПО, по сути, являются теми же самыми свалками с некой модернизацией, но сути это не меняет.

Та локация, в которой  создавался полигон «Лесная» не предполагает размещение в том месте какого-либо объекта для размещения ТКО. По этим вещам есть однозначное заключение достаточно грамотных и подготовленных инженеров-экологов, я их мнению доверяю. В данном случае отпускать это всё на самотёк абсолютно неправильно, и если люди продолжат надеяться на какой-то непонятный исход, то рано или поздно они ничего хорошего не получат. Возможно, на Лесной появится отдельный объект с точки зрения правовой формы, но, по сути, это будет особо опасный объект в 66 га.

— Мы знаем, чего мы не хотим. А чего мы хотим?

— Здесь, более-менее, всё достаточно просто. Дело в том, что данные земельные участки можно отнести, допустим, к производственно-территориальной зоне, которая не предусматривает на своей территории размещения ТКО. Соответственно, Правила застройки и землепользования (ПЗЗ) этому не противоречат. Это один из вариантов.

Другой вариант – перевести их в КУРТ (комплексное устойчивое развитие территорий – прим. ред.). Но это понятие само по себе достаточно эфемерное и размазанное, и непонятно, что там можно развить.

Можно вернуть изначальную версию Генаплана, когда все эти участки входили в земли сельхозназначения. Варианты есть.

Я не понимаю, каким образом сейчас организуется процесс, и к чему мы придём. И мне бы очень не хотелось, чтобы на Лесной появился мусорный полигон площадью в 66 га.

— Что Вы сейчас делаете в этом направлении? Что происходит в среде экоактивистов, общественников?

— У нас не так много рычагов, как хотелось бы. Мы неоднократно выходили с инициативой о создании некой рабочей группы, куда могли бы войти профессиональные экологи, юристы, представители общественности. Понимания в этом вопросе в администрации (администрация г.о. Серпухов, — прим. ред.) мы так и не нашли. Поэтому у нас те же механизмы, которыми пользуется любой житель г.о. Серпухов – сбор подписей, направление их  в адрес Совета депутатов, а по отсутствию реакции дорога одна – в суд.

← Вернуться к списку новостей

Комментарии / 0