Статьи

Отец Игорь: «Сказать, что у меня все есть, это ничего не сказать»

С Серпуховским благочинным мы поговорили о роскоши и счастье, о любви и пороках.

Как вы относитесь к тому, что священники иногда позволяют себе роскошь – дорогие машины, аксессуары? Все помнят, к примеру,  скандальную историю с часами breguet патриарха.

— Я к этому никак не отношусь.  Я приведу пример из нашей церковной истории. Когда пришли на богослужениек Иоанну Златоусту, (он создал литургию, которая проходит каждый воскресный день),  и увидели его облачение, оно все было усыпано драгоценными камнями. То есть, на тот момент такое одеяние могли себе позволить люди очень высокого статуса, какие-нибудь чиновники светские или правители какой-нибудь области.  Так вот, когда он служил службу, его окружали ангелы, и он обладал невероятной силой. Человек настолько отдавал себя в руки Божьи, и  когда богослужение заканчивалось, он снимал все эти одеяния и выходил к людям обычным человеком. И здесь нужно понимать, что священник, прежде всего,  человек. И ему не чуждо впадать в какие-то пороки. Я даже больше скажу, его лукавый еще сильнее пытается подловить, обличить, опустить в глазах людей и скомпрометировать. И порой искушает священника деньгами, подарками, встречами. И  священник к этому может быть совершенно непричастен. И что плохого, если люди захотели священнику, к примеру, подарить хорошие часы в знак уважения, и он, будучи в этом обществе, однажды их надел, опять же в знак уважения к этим людям, а не потому, что он захотел эти часы. А сколько таких моментов, связанных с машинами. А это просто бытовой вопрос. Если у священника  не будет хорошей, качественной  машины, то он не сможет приехать в деревню на службу или успеть в другой конец города.

То есть, это просто реалии времени?

— Это реалии времени, но вы совершенно правы, нужно это  понимать и иметь золотую середину. И также нужно понимать, что священник –  обычный человек, и если он искусился, то нельзя судить по  одному священнику о всей церкви.  Если вы увидели какого-то священника на ЛендКрузере Прадо, нельзя говорить, что все священники живут хорошо, и что церковь – это бизнес. А сколько в моей жизни было таких священников с элементами роскоши, но когда начинаешь с ним общаться, ты понимаешь, что в свое время этот человек ходил босиком и жил в общежитии, в котором было еще 20 человек.  И он этого не добился. Он стал настолько авторитетным человеком для кого-то,  в хорошем смысле этого слова,  что  эти люди  отозвались и построили ему дом.  Они сказали: батюшка, вы не можете так жить, мы хотим, чтобы ваши дети ходили в хорошую школу, чтобы ваша семья хорошо жила, и строят ему 2-х этажный дом.  Еще раз повторюсь, не священник строит, не за счет пожертвований, а люди проникаются к нему.  И таких примеров много. И также много примеров, когда священник может разом все оставить и уехать на другой приход.  И опять остаться ни с чем.

image-59b9b4bb2a04b6458b21a468867c88c8a6b13aee857c6d37469715cf0ea8f476-V

Какой порок,  на ваш взгляд, самый страшный?

— Неимение любви. Это самый страшный порок, потому что любовь – это Христос, а неимение любви значит неимение в своем сердце Господа.  А дальше как веточка – все расходится. Потому что если у человека будет любовь, то к остальным порокам он никогда не вернется.

А что такое, по-вашему,  любовь? Если говорить об этом понятии не широко, а относительно отношений мужчины и женщины?

— Жертвенность по отношению друг к другу. Если она есть, ни о каком разводе априори не может быть и речи. Если человек жертвует собой и своими интересами ради другого, терпит, подсказывает, выстраивает семейные отношения, то о чем можно говорить с точки зрения зависти, корысти, брачного договора и прочего? Если люди жертвуют собой радидруг друга, ради детей, это настоящая крепкая семья, которая имеет свое будущее.  А если изначально люди выстраивают отношения на каких-то взаимовыгодных предложениях друг к другу, на страсти, то ничего хорошего от этого не будет.

Но сейчас многие проповедуют свободную любовь, как раз-таки основанную на взаимовыгодных отношениях. И в этом смысле идет полнейшая деградация. Мне кажется, нынешнее поколение в большинстве своем вообще не знает истинного понятия любви. Что же будет дальше?

— Это все идет от семьи, от воспитания, потому что родители на определенном этапе возрастания молодого поколения должны  общаться с ними. Целомудрие закладывается с молоком матери.  В сердца и в умы людей.  Если сегодняшние мамы и папы от 20 до 40 лет не будут общаться со своими детьми, то через 20-30 лет мы получим вот то поколение, о котором вы говорите.

Так мы его уже получили.

— Значит, это еще дальше   пойдет. Родители должны хранить чистоту семьи.  Дело в том, что у людей нет страха Божьего. Такое проявление свободы – это каждый раз переступание через господа. Как говорил Достоевский в «Братьях Карамазовых», все дозволено, но не все полезно. То есть, должно прийти осознание к человеку, что можно, а что нельзя. И пока не будет этого страха, люди так и будут преступать. Получается, что нет этого страха, что я могу посрамить Бога, посрамить честь своей семьи, лишиться своей чистоты. Лишиться  своего будущего ребенка, разрушив генофонд, раздробив яйцеклетку до тех пор, что зачатие возможно, но какой там генофонд? Чей он, насколько это будет твой ребенок? Он будет твой  только из-за того, что  из твоей утробы родится? Но от твоего ребенка там будет 20%.  Все остальное —  то, что осталось от тех людей, с кем была близость у человека.  Если в  это вникать, можно прийти к плохому выводу о том, что вообще дальше будет. Поэтому я бы пожелал, наверное, этой среде иметь страх Божий, понимать, что за это нужно будет отвечать, если не в этой жизни, то в следующей.

image-59a5d1fb6292e6f3967f246bfc90d860a25511b23cdeefe1fb453d968fb1d2fd-V

Если бы у вас была возможность загадать только одно желание, каким бы оно было?

— Чтобы на планете Земля воцарилась любовь.

Какие фильмы вы смотрите?

— Исторические фильмы, военные. Вообще, редко смотрю кино, но если удается, стараюсь смотреть новые картины,  чтобы понимать тенденцию сегодняшнего кинематографа.  Естественно, не останавливаюсь на откровенно дешевых комедиях, связанных с примитивными темами.  Такие вещи стараюсь не смотреть.

Какую музыку слушаете?

— Музыку давно не слушал, в машине слушаю радио. Достаточно много езжу, и в дороге обычно  или с документами работаю, или слушаю новости политики, экономики,  чтобы быть в курсе, потому что смотреть  телевизор  у меня нет времени.  А что касается музыки, если слушаю, то фольклор, это и духовные песни, и народные, и классика.

О чем думаете, когда засыпаете?

— Благодарю Бога за то, что я прожил этот день, стараюсь мысленно просить прощения, уже после вечерних молитв,  после богослужения. Это  некий самоанализ, подведение итогов, как прошел день. И прошу у Бога, чтобы дал сил на день  следующий, чтобы воплотить планы, которые задумал.

Если бы Бог дал вам один день побыть кем-то другим, что бы выбрали?

— Наверное, я хотел бы побыть монахом какого-нибудь отдаленного монастыря, возможно, даже не в России, оторванного от реальности, оторванного от житейской мирской суеты, но пропитанного огромной историей, состоянием духовности и намоленности места. Потому что порой, и это очень чувствуется на плечах женатого священнослужителя, нет возможности вдохнуть и подумать. Я очень люблю свою семью, безумно люблю своих детей, свой  приход, людей и то дело, чем я занимаюсь, я занимаюсь этим  искренне.   И неважно, сегодня я благочинный, завтра сельский священник в какой-нибудь заброшенной деревне, мне нравится то, что я делаю.  Конечно же, как любой человек, перед Богом я отвечаю за семью и детей, чтобы они были накормлены, одеты, получали то, что следует получать на каждом этапе своей жизни. Но в этой суете житейской не хватает времени помолиться,  именно так помолиться, чтобы уйти в себя. Спросить себя – а кто ты такой вообще? Чтобы кто-то тебе подсказал, направил, вывернул тебя наизнанку и сказал, что вот это тебе стоит исправить, над этим поработать.

Вы чувствуете себя счастливым человеком?

— Безусловно. Полноценным, счастливым, богатым, с точки зрения того, что дает Господь. Я не говорю сейчас про материальные блага. У меня есть родители, семья, Господь дал за такой короткий период моей жизни хороших людей на моем веку, я много чего  повидал, много где был, много опыта полезного в своей жизни имею на сегодняшний день. Конечно, нет предела совершенству, но я считаю себя более, чем счастливым. Сказать, что у меня все есть, это ничего не сказать.

Многие предсказатели, в частности Ванга, Эдгар Кейси, да и многие другие, пророчили, что именно Россия выведет мир на новый путь духовного  развития. Как вы думаете, что должно случиться, чтобы люди, наконец, опомнились и прекратили культивировать жестокость, варварство, стяжательство, цинизм и прочие пороки, и встали на совершенно другой путь? Неужели для этого сначала надо пережить что-то страшное?

— К сожалению,  возможно и так. Я скажу словами истории. У  нас была царская Россия, прекрасная,  в ней жил богобоязненный народ, было понимание, что такое хорошо, что такое плохо, а потом, в 17 году,  мы подняли руку на царя, на церковь.  Что мы получили? Первую мировую.  После первой, вторую мировую. Сколько крови было пролито.  А потом мы открываем церкви во время Великой отечественной войны.  Какой-то период времени ведем нормальную здоровую жизнь, потом опять пошли хрущевские времена разорения, и что мы получили? Так же и здесь, то безумие, которое сегодня есть в обществе, хотим мы или не хотим, но мы сами им  гневим Бога. Конечно, Россию держат только святые угодники и то наследие, которое мы имеем. Я в этом убежден. Пока люди не всколыхнутся, не задумаются о том, что они живут не ради себя, и живут не одним днем, а живут ради другого, ничего не изменится, и, наверное, что-то должно произойти.  Ведь  Божье терпение рано или поздно может закончиться.  В любом случае, что-то может произойти в этом мире, но нам, как людям церковным нельзя этого бояться. Нам все равно надо нести свою миссию, миссию порядочного, здравомыслящего  человека. Рассказывать людям о Христе, о доброте, о правде, о нормальном отношении друг к другу.  Хотя,  у нас  самих это не всегда получается.  Но мы должны стремиться и увещевать людей.  Мы стараемся, а насколько, Господь сам увидит.

игорю

Читайте также:

Отец Игорь: «Я — вне политики»

Где будем освящать куличи

← Вернуться к списку новостей

Комментарии / 0